Саййид Абдурахман | Хайдарбек Гиничутлинский | Фридрих Боденшдет    

Саййид Абдурахман, сын Джамаллуддина

 

 Из КНИГИ ВОСПОМИНАНИЙ

Во имя Аллаха милостивого, милосердного.

К нему мы обращаемся за помощью и на него уповаем. Хвала Аллаха, господину миров и приветы щедрым посланникам всем.

Это "Воспоминания" ("Тазкира") о положении жителей Дагестана и Чечни. Составил их Саййид Абдурахман, сын Джамаллуддина ал-Хусайни ал-Дагестани по поручению средоточия достоинств и заслуг начальника Кавказского (Горского) управления в 1868 году по христианскому летоисчислению нашего возлюбленного, уважаемого начальника его превосходительства генерал-майора Дмитрия Семеновича Старо сельского, славу которого нет необходимости описывать.

Я разделил книгу на отдельные главы и заключение и хочу, чтобы они были полезны уважаемому читателю через подробное познание положения двух упомянутых выше вилайетов.

                                      ГЛАВА 1

О ПЕРВОМ ИМАМЕ В ДАГЕСТАНЕ ГАЗИ-МУХАММАДЕ ИЗ ГИМРЫ (АЛ-ГИМРАВИ) И ЕГО ВОЙНАХ С РУССКИМИ

Появился он в селении Гимры в 1249 году хиджры Мухаммада, (1832 году). Да будет мир им обоим.

Родился он в 1794 году от отца из Гидатли, а дед его — Исмаил, — и матери из Гимры, где он и вырос. Обучался он наукам в селениях Дагестана и на равнине. Когда он завершил учебу, вокруг него сгруппировались искатели знаний из (разных) селений. Среди них был его любимый друг Шамиль, который жил по соседству, и смолоду они знали друг друга и привязались друг к другу, как родные братья.

Газимухаммад любил читать книги по шариату и изрядно их знал, особенно — по тафсиру и жизнеописанию Мухаммада. Есть книги, переписанные его рукой, (его) комментарии к тексту на полях его книг. Он считался одним из крупных алимов, набожных, воздержанных людей, храбрых, известных щедростью. Щедрость его выражалась, например, в том, что он никогда не брал из казны (бейт ал мал) денег в период своего имамата.

Когда он достиг совершенства в науках, он пожелал войти в тарикат накшубандийа-халидийа. Этот тарикат (орден) берет свое начало от известного шейха Халида ас-Сулеймани. Этот орден был тайным, повелевающим жить вдали от людей, и скрыто славословить Аллаха и совершать другие поклонения. Об этом я написал в другой книге.

С этой целью Газимухаммад отправился со своим учеником (мутааллим) Шамилем к моему отцу Саййиду Джамалуддину ал-Хусайни     Газикумухскому     (Газигумуки) Дагестанскому, и который являлся тогда наставником (уста) ордена и накшубандийев. с иджазой от имени его шейха Мухаммада-эфенди ал-Яраги ал-Курали, Кюринского, который похоронен в ауле Согратль, рядом с Сурхайханом Газикумухским, который сражался с русскими.

Мой отец до вступления в орден накшубанди был секретарем генерал-лейтенанта Аслан-хана Газикумухского, у которого пользовался авторитетом. Через некоторое время мой отец раскаялся о прошлом, молился Аллаху и бросил дружбу с Аслан-ханом, проснувшись от заблуждений, и принял от Мухаммада аль-Яраги посвящение в орден.

Он ушел в уединение. Это было при жизни Аслан-хана. Когда Аслан-хан заметил, что люди начали стекаться к моему отцу со всех концов, он испугался, что орден распространит свое учение и мюридизм в его владениях и что люди отвернутся от него. Когда недоброжелатели моего отца узнали об опасениях Аслан-хана. они начали способствовать ухудшению отношений между ним и его поданными, и Аслан-хан выгнал Мухаммада-эфенди аль-Яраги из его селения и моего отца из его места. Первый отправился в Бала хан (Балаккан), где жил некоторое время, а отец мой, боясь за себя, — в один из Цудахарских аулов. Селение Куппа (Куффа дин).

Аслан-хан неоднократно намеревался навредить ему (моему отцу), но Всевышний (Аллах) сохранял его от зол. Аслан-хан затребовал к себе известного в Дагестане ученого Саида-эфенди Араканского (ал-Харакани), чтобы   получить   юридическое разрешение уничтожить моего отца.

Однажды моего отца привели к Аслан-хану, чтобы убить. Мой отец, встал перед ним опираясь на посох. Аслан-хан побледнел, встал с места, будто запуганный, ушел в комнату (хиджра), говоря. "Отпустите его домой и не чините ему никакого вреда. Я, поистине, видел его десять пальцев, они сверкали как светильники, когда он встал передо мной".

Другой раз Аслан-хан спросил отца моего. "Люди говорят, что ты достиг степени святого, и что ты обладаешь чудом святых. Если это правда, покажите мне чудо, чтобы я признал (это)". Мой отец ответил, что он не является святым, а есть раб божий, и лучше его оставить в покое.

Аслан-хан тогда говорит ему: "Если не покажешь свое чудо действие, то я убью тебя".

Когда отец мой увидел, что Аслан-хан не оставляет его в покое, он позвал одного из приближенных Аслан-хана на дорогу в город Казикумух (Газику мук), по которой ходят скот и люди, начертил своей тростью посередине дороги четырехугольник и заявил, что эта могила женщины Райханат, которая умерла мученицей в давнее время, и тело ее не истлело, и саван на ней такой-то.

Представитель Аслан-хана засмеялся и сказал тогда моему отцу: "Как может быть могила человека на свалке? Если вы правы, то это так, иначе Аслан-хан убьет тебя".

В это время один из мюридов отца подвел быка и сказал: "Если здесь могила, то зарежьте быка в жертву душе Райханат". Человек начал копать в том месте, которое указал мой отец.

Мой отец указал ему, есть тому, кто копал глубину могилы; когда дошли до могильной ниши, увидели (труп) женщины, свежий, ни один член ее не истлел. Волосы были целы, голове, — будто она положила ее только что. Тогда приближенный хана изумился, увидев это чудо, и не мог выговорить ни слова. А мюрид с радостью и огромным удовлетворением тотчас зарезал над могилой быка.

Представитель передал (все это) Аслан-хану, который признал чудодейственность (карама), которую он постоянно отрицал. Тогда он оставил в покое отца и оказал ему почести.

Об этом случае узнали и в других селениях, и люди начали стекаться к отцу со всех сторон больше, чем раньше, а могила мученицы стала посещаться, но на некоторое время, а затем была заброшена.

Таких чудес у нашего отца много, мюриды его знали об этом. Мы здесь о них не упоминаем во избежание многословия.

Каждый святой угодник имеет свой дар чудес, в атом нет сомнения, (точно) как и пророки имеют способность творить чудеса. Это установления истины стойкие, и все мусульмане убеждены в этом. Однако (вот уже триста лет) богоугодники (авлийа) скрыто стали жить, теперь они не проявляют себя, как об этом пишут в исламских книгах.

Благодаря вышеупомянутому чуду и божественной мудрости мой отец уцелел и избавился от зловредности тирана Аслан-хана и достиг своей цели. Хвала Аллаху, который возвышает своего раба.

Вот тек, рассказал мне (все это мой отец) лично.

Когда Газимухаммад в первое свое посещение пришел к моему отцу и вошел в его комнату со своим товарищем, то перед тем, как войти в комнату, сказал ему; войди первым в комнату и сядь возле него (отца), а я сяду рядом с тобой и буду испытывать его, знает ли он таинственный (мир), как об этом говорят, или нет. Товарищ вошел первым, приветствовал моего отца и сел возле него, как поручил ему Газимухаммад. Когда отец мой увидел Газимухаммада, то сказал. "Добро по жаловать, о Газимухаммад", взял его руку, посадил рядом с собой, говоря; "Место, которое ты заслужил -(вот) это, а не рядом со своим товарищем". Мой отец раньше никогда не видел его. Газимухаммад был поражен прозорливостью моего отца и сказал; "Откуда знаешь, что я Газимухаммад?"

Тот улыбнулся и ответил: "Разве не написано в наших книгах; "Берегитесь прозорливости правоверного, так как он смотрит божьим оком и видит все, что есть в мире видений". Разве ты сомневаешься в том, что я правоверный?"

Газимухаммад воздержался от ответа и признал откровение (моего) отца. Затем мой отец обратился к товарищу его и сказал "Твое повиновение отцу, которого ты покинул, угоднее Всевышнему Аллаху, чем посещение меня хотя бы сто раз". А этот человек был именно таким. Услышав слова моего отца, он был удивлен, а Газимухаммад еще более, изменился в лице.

И вернулся оттуда Газимухаммад к себе домой, получив тарикат от моего отца, удалился в уединение, как было ему велено, в келью, построенную для неге на окраине Гимры. Не которые люди начали убегать к нему. Так прошло некоторое время. Он навещал наставника (шейха) моего отца, Мухаммеда-эфенди ал-Яраги, как и моего отца, и также принял от него (Мухаммад-эфенди) тарикат. И эфенди велел ему то же, что и сам мой отец, то есть, уединение. Через некоторое время Газимухаммад сделался другом Мухаммада-эфенди и женился на него дочери.

В это время в голове Газимухаммада зародилась мысль, подстрекавшая к борьбе за веру (джихад) — это итог долгих штудий жизнеописаний пророка (сира) и Корана, аяты которого призывают к джихаду с врагами. Газимухаммад посоветовался с Шамилем по этому вопросу и сообщил моему отцу свои намерения. Мой отец не согласился с его решением по двум причинам; во-первых, он точно знал, что джихад Газимухаммада с руcскими долго не продлится, (его) конец обязательно рано или поздно придет. Кроме того, область (вилайат) Дагестан была свободна от русских войск, забыта ими. Если же Газимухаммад или другой поднимется, несомненно, русские войска прибудут со всех сторон, и Дагестан превратится в место жительства русских.

Вторая причина; тарикат, который принял Газимухаммад от моего отца, не велит вести джихад, так как он (джихад) (признает) только упоминание Аллаха Всевышнего (зикр), не более.

(Мой отец) написал ему письмо, содержание которого заключалось в следующем; "Совершенный ученый мюрид Газимухаммад, если ты вступил на путь накшбандийских наставников (асатиз) настоятельно тебе нужно неотступно уйти в уединение и многократно славословить Аллаха и наставлять тех, кто тебя навестит, тому, что ты знаешь. Тебе нет нужды толкать людей на смуту и гибель. Известно, что смуты без конца будут продолжаться, если ты начнешь дело, которое ты хочешь".

Когда Газимухаммад прочел письмо моего отца, ему это не понравилось, он не отказался от своего намерения, начал джихад. Тогда он писал вторично письмо шейху Мухаммаду ал - Яраги, который был полон гнева на Аслан-хана Газикумухского за выселение его из родных мест и приложил к письму стихи из Корана о джихаде, подобно стиху "Пророк, решительно воюй с неверными, с лицемерами, и будь жесток к ним" (66:9) и другие такие стихи.

С этим своим посланием Газимухаммад отправил также и письмо моего отца.

Содержание письма Газимухаммада к шейху Мухаммаду-эфенди, после подобающего привета и благо пожелания, (заключалось в том), что наставник (устад) Джамалуддин запрещает мне в прилагаемом письме борьбу за веру, в те время, как Всевышний Аллах, согласив упоминаемым благородным стихам, призывает (к борьбе). Какому из этих двух (высказываний) мне повиноваться? Шейх ему ответил "Велению Аллаха целесообразнее повиноваться, чем распоряжению Джамаллуддина. Но ты выбери то, что считаешь нужным"

Кюринский шейх, зная, что Аслан-хан - враг мюридов и особенно Сурхай хана Газикумухскаго, который воевал с русскими и изгнал Аслан хана из Газикумуха, разрешил Газимухаммаду джихад, полагая, что если он (Газимухаммад) захватит его владение Газикумух, (то) выгонит его (Аслан-хана) из страны (балда), подобно тому, как он сам был изгнан из своего селения.

Если бы Аслан-хан обошелся с людьми более учтиво после изгнания шейха и попрания его авторитета, он (шейх) не разрешил бы ему (Газимухаммаду) джихад. Тем более, что Газимухаммад всегда повиновался ему. А народ остался бы и поныне в спокойствии.

Газимухаммад с того времени начал запрещать людям, употреблять опьяняющие напитки курить табак, играть на бубне и танцевать с женщинами, хотя это разрешается в книге "Шарх ал-Мухаззаб", а что касается вообще танца, то он не запрещен для мужчин в нашем шариате. Если в нем есть жеманства, как это делают похожие на женщин (мужчины), то это тоже запрещено.

Часть людей подчинилась Газимухаммаду и последовала за ним, другие же не соглашались с ним, считая все это слишком суровым. Его помощником тогда делался его друг и ученик Шамиль. Газимухаммад настойчиво начал добиваться своей цели. Однако один гимринский ученый по имени Даудилав стал самым ярым противником Газимухаммада и делом, и словам. У Даудилава в селении Гимры был тухум (кабила), и, опираясь на мощь своего тухума, он причинял Газмухаммаду много неприятностей.

Этот ученый имел дружеские связи с эми­ром Уллубием Эрпелинским (ал-Ирфили) и Шамхалом Таркинским (ат-Таргули), которые препятствовали Газимухаммаду во введении шариата. Даудилав многократно ходил к ним, клевеща на него, и просил у них помощи для изгнания Газимухаммада из Гимры, на что они дали согласие, Уллубий выступил против него (Газимухаммада), но некто сообщил известия его до того как Уллубий дошел до Гимры Даудилав тоже находился с Уллубием. Газиму­хаммад с мюридами приготовился встретить­ся с Уллубием.

Когда Уллубий с отрядом поднялся на вер­шину горы, откуда видно (селение) Гимры, Даудилав поспешил в селение и был задержан и опрошен о поведении его и о цели пребывания у Уллубия. Даудилав испугался и не смог ответить.

(Мюриды) били его так, что он без сознания рухнул на землю, они растоптали его ногами и, умертвили. Тогда родственники Даудилава выступили против Газимухаммада и Шамиля; когда Шамиль возвращался оттуда, один из двоюродных братьев Даудилава подкрался с обнаженным кинжалом к Шамилю, чтобы ударить его, а он (ничего) об этом не знал, но мюрид Газимухаммада заметил его и, встав за ним, крикнул; "Смотри позади себя". Обер­нувшись Шамиль увидел его и ударил нападавшего в спину, свалил на землю и выбил из eгo рук кинжал. Шамиль наступил ногой на него и сказал; «Негодяй, ты — враг божий. Кто защитит тебя от меня теперь? Убить тебя или нет?» Затем Шамиль простил его, и он был передан как арестованный, и они поселили его. Когда весть о случившемся дошла до Уллубия, он повернул свой отряд назад. С того дня жители аула Гимры начали бояться Газимухаммада больше, чем раньше, так что он подчинил их быстро, и после этого ему уже не противоречили. Газимухаммад запретил им употребление (таких) недозволенных и порицаемых вещей, как выпивка и т.д.

После окончательного подчинения жителей этого селения Газимухаммад отправился в селения окрест Гимры.

 

РАССКАЗ О РАЗДЕЛЕ ГАЗИМУХАММАДОМ СТАДА ОВЕЦ, УГНАННЫХ ЕГО ВОИНАМИ ИЗ СЕЛЕНИЯ КАРАНАЙ

Когда воины Газимухаммада угнали овец из этого селения, они попросили его распреде­лить добычу поровну. Газимухаммад сказал им "Какой раздел вы желаете" Всевышнего Аллаха или людской?" Они ответили Все­вышнего Аллаха, полагая, что это будет более справедливым дележом. Тогда Газимухаммад начал так: одному — две овцы, второму — три, следующему — четыре. По окончании раздела Всевышнего Аллаха он сказал. "Вот это и есть раздел Всевышнего Аллаха".

Тогда воины ответили, мы не хотим такого раздела. Тогда разделили поровну.

Люди стали стекаться к Газимухаммаду целыми группами со (всех) сторон. Когда дела Газимухаммада окрепли, и войско его увеличилось, он двинулся против русских. В расположенном выше Темир-Хан-Шуры лесу, называемом Агачкала, а это на кумыкском языке означает "укрепление, возведенное посредством деревьев" ("деревянное укрепле­ние"), — произошло столкновение между ними. Отряд (джейш) Газимухаммада укре­пился в лесу завалами деревьев; оба отряда потеряли в этой местности по несколько человек убитыми, после чего они разошлись по своим местам.

Через некоторое время Газимухаммад направился к крепости Тарки (Таргу) и осаж­дал ее несколько дней Русские ушли из крепости и обманули войска мюридов, залив порох в тайниках. Когда войско Газимухаммада вошло в крепость со всех сторон, то крепость взорвалась и мюриды взлетели в воздух. Мне рассказали очевидцы, которые были тогда с Газимухаммадом, что руки и ноги людей взлетели в воздух и падали обратно на землю.

Пороховой погреб нанес войскам мюридов великий ущерб. Войска Газимухаммада вернулись затем, через некоторое время, они от­правились в город (балда) Эндирей, осадили его на несколько дней и покорили его населе­ние .

Через некоторое время он (Газимухаммад) напал на крепость Кизляр. (Отряды) вернулись с добычей оттуда — с пленными, убитыми, огромным награбленным имуществом их (то есть жителей Кизляра).

В то время, когда дела Газимухаммада постепенно начали идти в гору, он пал мучеником в Гимринской теснине, окруженной большим отрядом — корпусом барона Розена, того самого, кому Шамиль написал во время своего имамства нижеследующее письмо "От нуждающегося во Всевышнем Аллахе Шамиля его превосходительству, высокому саном, владетелю многих войск и богатых краев вали области Дагестан, великому барону Розену. Затем. Слушай, что я изложу тебе о событиях и случившихся у нас происшествиях, когда я был в уединении, занятый служением своему Творцу, ко мне устремились коварные люди со злыми намерениями, направились ко мне с большим войском и окружили меня длительное время. Я просил, у них именем Аллаха, чтобы они оставили меня в покое в моем уединении, они не слушали меня и про­должали свои козни изо дня в день.

Со мной из моих приверженцев (асхабов) не осталось никого, кроме двадцати человек Я убежал от них (от коварных) — да отделит их Аллах, — в пещеру, покинув свою родину. Затем я вошел в селение Ашильта, и туда они явились за мной. Я (по-хорошему) советовал им и просил их, (чтобы меня оставили в покое), но они не приняли мой совет и просьбу. Тогда я сообщил об их делах твоему заместителю генералу Клюгенау, Тот велел им оставить меня (в покое) и запретил им их деяния и коварство. Но не послушали его. Тогда я, засучив рукава, собрал свое войско, и с соизволения Аллаxa  сделал с ними то, что сделал и выполнил по отношению к ним божественное веление.

Что касается, прекращения военных действий и заключения с тобой мира, то я этого желаю без сомнения и постоянно ищу до сих пор.

Я не предпринимал зла и коварства против Ваших наибов и крепостей, пока они сами не вознамерились господствовать над нами, и двинулись на нас для войны и порабощения. Если соглашение будет достигнуто между нами, то оно будет распространяться на всех, кто находится в моем распоряжении из мусульманских войск.

Я не желаю ничего с вами, кроме мира, если вы оставите нас в наших краях, не при­нуждая нас ко всему, что мы порицаем.

Привет тому, кто последует по правильному пути. Конец письма Шамиля.

Краткое содержание этих событий таково когда. Газимухаммад узнал, что наместник направился на него с войском, он поспешил укрепить отдельные места Гимринской теснины валом. Он построил дом для них, есть своих приверженцев, которые были (в количестве шестисот человек). Когда Газимухаммад и его войско приготовились к борьбе против русских, наместник напал на него со своим войском, и окружил дом, где укрылись Газимухаммад, Шамиль и их сподвижники (асхабы). Войска Мухаммада были разбросаны по отдельным пунктам. Между противниками целый день шел сильный бой. Дом, в котором находились Газимухаммад и Шамиль, был окружен. Когда Газимухаммад убедился, что от русских нет спасения и что он непременно, будет убит, то он посмотрел на своих сподвижников и сказал, что смерть для человека неизбежна и что смерть вне дома, при нападении на русских, достойнее, чем смерть внутри комнаты, подобно испуганной от ужаса женщине.

Он покаялся перед Всевышним Аллахом, затем повторил формулу "Нет божества кроме Аллаха" прочел несколько стихов из Корана о достоинстве джихада и смерти мучеником от рук русских и, обнажив свою саблю, (выскочил из комнаты), и напал на них. Едва он поднял руку на солдат, как камень, брошенный с крыши дома одним из них, уго­дил в него. Он упал навзничь. Солдаты броси­лись на него со штыками и убили его.

Когда Шамиль из комнаты увидел, как вра­ги убили Газимухаммада, то сказал своим сподвижникам "После того, как погиб наш наставник (саййид), мы не увидим в жизни чего-либо хорошего. Нам следует выступить и умереть. Потом он выскочил на улицу с гимринским муэдзином и с другими товарища­ми с обнаженными шашками, проявив и здесь свойственное ему мастерство, и с порога комнаты прямо слетел на врагов. Этот прыжок, похожий на полет, был длиной в двенадцать локтей.

Время было вечернее, солдаты бросали в Шамиля камни с крыш дома, как и Газимухаммада, но шея его уцелела, однако камни проломили бок, было поломано восемь ребер, и это причиняло ему невыносимую боль в плече.

Когда Шамиль порывался уйти, один из солдат подскочил к нему, чтобы поразить его, но Шамиль, опередив его, прикончил врага. Другой так же был убит, затем третий, но четвертый проколол ему левый бок штыком, который вошел в грудь и вышел со спины Шамиль схватил ствол ружья солдата и притянул его к себе прежде, чем тот вынул штык из груди Шамиля, и убил его, затем вытащил штык и выбросил его.

Шамиль бросился спасаться к нему, подскочил в это время горский боец в бурке и, присев на землю выстрелил из ружья, пуля прошла над головой, Шамиль покончил с ним несколькими ударами шашки, хотя горец старался обороняться от него буркой. Это был пятый убитый рукой Шамиля в тот день. Ша­миль стал искать укрытия от войск (русских), он едва не рухнул на землю из-за большой потери крови, затем он скрылся за скалой. Так и оставался он, здесь теряя силы. Тут к нему подошел гимринский муэдзин, который был в доме вместе с ним и который также получил несколько легких ран.

Когда он увидел Шамиля, воскликнул удивленно "Как ты очутился здесь? Ей-богу, я полагал, что ты убит" Муэдзин справился о его здоровье, затем попытался перетащить его (в другое место), чтобы враги не обнаружи­ли его. Шамиль ему сказал "Ты не губи себя ради меня и ищи себе спасение, а меня теперь можно считать среди мертвых". Муэдзин поклялся, что не покинет этого места без него. Шамиль встал, опираясь на него, и пошел, как ребенок, который только начал ходить. Так они оба постепенно удалялись и наконец скрылись от русских. В этот день пали мучениками несколько человек из мюридов Газимухаммада    остальные   шахиды   были похоронены на кладбище (селения) Гимры, которое называется ныне кладбищем шахидов.

Шамиль добрался до селения Унцукуль, (там) лечил его гимринский Абдалазиз, отец его жены Патимат, матери его старших сыновей. Останки (же) Газимухаммада были похоронены в Тарки (Таргу).

Когда имамство перешло к Шамилю, он отправил Кебед - хаджиява из Унцукуля с двумя товарищами в селение Тарки чтобы он раскопал могилу (Газимухаммада) и перенес прах его в селение Гимры. Прах был перенесен и погребен на кладбище (селения Гимры). Сейчас его могила находится там посещаемая людьми, которые получают благословение через него.

367009. Россия, Республика Дагестан, с. Кахабросо, E-mail: dagistan@mail.ru, dagistani@yandex.ru, Copyright 1992-2013 www.fatiha.ru