ПЕВЕЦ ЛЮБВИ И СВОБОДЫ

Юсуп ХАППАЛАЕВ.

народный поэт Дагестана

РЕСПУБЛИКА отмечает 100-летие со дня рождения классика дагестанской литературы Махмуда из селения Кахаб-Росо Унцукульского района. Его имя на многокрасочном и много звучном поэтическом Кавказе стоит, как одна из высоких вершин.

... В Унцукульском районе, в семье углежога Анасил-Магомы родился сын, которому суждено было прославить родные горы Дагестана своим из сердца идущим, горящим, новым поэтическим словом.

Райский сад не стану славить,

От него меня избавь.

Можешь рай себе оставить,

Мне любимую оставь!

Не каждый мог так четко и категорично высказать свое отношение к жизни и потустороннему миру. И неспроста он попал, как мишень, на прицел всех служителей духовенства и сильных мира сего. Клерикалы и богачи сразу почуяли в нем огромную опасность для себя. Они боялись его заражающего, вдохновляющего, крылатого слова. Но зато Махмуд был любим и понятен трудовому народу. Его стихи, раз услышанные от самого автора или от певцов, переходили из уст в уста. Даже языковые барьеры не были преградой для популярности его стихов. Неизвестные певцы переводили Махмуда и пели его песни на разных языках. В гор­ской поэзии, конечно, это не первый пример, когда лучшие народные пе­сни, даже эпические, переводились неизвестными переводчиками на свои языки («Хочбар», «Юноша из Кумуха и девушка из Азайни» и многие дру­гие). Но среди авторов письменной литературы Махмуд, пожалуй, пер­вый, чьи песни и стихи переводились еще в те годы на другие языки «самим народом». Так, например, стихи

На высокой вершине

Дав влюбленных цветка

Наклонились друг к другу,

Но вовек не сплетутся.

А в глубокой теснине

Льются два родника,

Устремились друг к другу,

Но вовек не сольются

лакские певцы и любители поэзии знали и знают наизусть. Но до пос­леднего времени они считали их народными, не зная, что их автор ава­рец Махмуд.

Значительность и значимость любого явления, особенно таланта, оп­ределяет время. Яркий пример тому — творчество Махмуда. На поэти­ческом небе Дагестана его звезда с каждым годом горит все ярче. Поэты Дагестана все чаще и чаще обращаются к творчеству Махмуда, переводя его стихи на все языки народов Дагестана.

Знаменитая поэма Махмуда «Марьям» переведена на лакский язык и опубликована тремя поэтами, и это очень хорошо. На мой взгляд, уда­ча в переводе больше всех сопутствовала поэту М.-З. Аминову. Он су­мел наиболее поэтично и точно передать лакскому читателю прелесть поэзии Махмуда. И это не случайно. М.-З. Аминов в какой-то мере вла­деет аварским языком, он и сам чувствует благотворное влияние поэзии Махмуда на свое творчество. Удачны многие переводы на даргинский, лезгинский, табасаранский, кумыкский и другие языки.

Герой Социалистического труда поэт Н. С. Тихонов назвал Махмуда кавказским Блоком, известный филолог, профессор Л. И. жирков сравнил роль Махмуда в развитии аварской литературы с ролью А. С. Пушкина в русской литературе. Критики-литературоведы Н. Капиева и В. Ог­нев назвали Махмуда аварским Петраркой. Эти сравнения знающих це­ну слову специалистов, безусловно, говорят о творчестве Махмуда как о явлении необыкновенном и далеко выходящем за пределы Страны гор. А ведь они это сказали, еще не зная всего того, что осталось и най­дено за последние годы из творческого наследия Махмуда. Сейчас изда­ется однотомник Махмуда объемом в восемь печатных листов. Такого полного, выверенного издания произведений Махмуда до сих пор не было. В этом сборнике много стихов, которые публикуются впервые. И когда читаешь их и вдумываешься в их содержание, творческое лицо Махмуда вырисовывается в новом ракурсе. Он предстает пламенным певцом революции, бичевателем ее врагов.

Бедняки засучили рукава.

С небес, что ль спустились святые слова правды?

Все бедняки взяли в руки винтовки...

Из Москвы и Петербурга сообщенье получили,

Грабитель бедняков деспот Нажмудин

Надел чалму и поднялся против правды.

Подлец, который верхом ездил на шее народа,

Гоцинец объявил себя имамом.

Неужели поверят бедняки

Толстобрюхому псу, лоснящемуся от жира?

Преданный пес русского царя,

Почему ты начал лаять, все поймут.

Везде в селеньях слух ты пускаешь,

Что Махач гяур, его надо убить!

Но зато без стыда хвалишь Николая,

Как царя, поставленного сам им богом...

Все, кто лишен куска хлеба и земли,

Вместе с этой бурей очищайте мир!

(Подстрочный перевод).

В годы революции и гражданской войны поэтический голос Махму­да был на стороне революционной Москвы и Петербурга, его голос зву­чал в унисон с голосами дагестанских писателей революционеров Гаруна Саидова, Саида Габиева. Батырмурзаевых и многих других. Он револю­цию сравнивает с все очищающей бурей! Как тут не вспомнить знамени­тое горьковское: «Пусть сильнее грянет буря!» Конечно же, классовый враг не мог это простить такому пламенному певцу...

Говорят, что, когда Махмуд был убит выстрелом в затылок, отец его Анасил-Магома от горя сжег целый чемодан рукописей, обвиняя их в гибели сына.

Махмуд был убит в 1919 году в возрасте сорока шести лет. И это убийство было политическим. Это была попытка мести классового вра­га певцу свободы и любви, певцу всепобеждающей, все очищающей ре­волюции.

Творчество Махмуда, его биография, как и биографии и творчество других классиков дагестанской литературы, до сих пор глубоко не изу­чены и научно не проанализированы. Еще недавно представление о наших классиках было далеко не полное и не верное. Многие представ­ляли их неграмотными певцами. Между тем они были образованнейшим людьми своего времени. И Махмуд, и Батырай, и Эмин, и Казак были людьми, много видевшими в жизни, много на своей спине, как говорят, испытавшими и поэтому много знавшими. Более того, они были хорошо знакомы с восточной литературой и с творчеством классиков, они владе­ли языками и сами побывали в разных краях и странах. В частности, Махмуд — участник первой мировой войны, побывал в Румынии, Чехо­словакии.

Гамзат Цадаса в своем исследовании, посвященном творчеству Махмуда (автор этих строк имел счастье в свое время это исследование перевести и опубликовать на лакском языке), справедливо утверждал, что стихи Махмуда неверно выводить из арабской школы. Его учителем был поэт Чанка из Батлаича. Народная сила и природные способности сделали Махмуда великим поэтом.

Стихи Махмуда при своей чеканности и благозвучности отличаются романтическим взлетом, углубленностью во внутренний мир человече­ских чувств. Махмуд — великий мастер создания зримых и ощутимых, великолепных и неповторимых поэтических образов.

Если б люди прославили сильную страсть,

Я бы стал над землею могучим владыкой.

Утвердил бы над миром я царскую власть,

Если б мир трепетал пред любовью великой.

При жизни Махмуд был многострадален и несчастен, и не совер­шись революция, его имя с его великолепным творчеством канули бы в лету. Благодаря Великой Октябрьской социалистической революции, ленинской национальной политики возродились бывшие окраинные на­роды и народности царской России; процветают их национальные лите­ратура и искусство, растут достойные наследники лучших народных бе­зымянных певцов и поэтов.

И сегодня, отмечая 100-летие со дня рождения классика дагестанской литературы Махмуда, благодарные потомки — читатели и почитатели его великого таланта — преклоняются перед его вечной живой, свет­лой памятью, перед белокаменными скалами Кахаб-Росо, которые дали миру великого лирика.